• Facebook Social Icon

© 2017 by Alina Baginskaya  created by Wix.com

Потребность в близости - точка отсчета при работе с супружеским конфликтом

 

     Семья – очень важная часть нашей жизни, мы рождаемся в семье (даже если семья состоит только из новорожденного и его мамы) и умираем в семье (даже если остальные члены семьи к этому моменту переместились в другой мир, остается память о них). Мало кто проходит жизнь в полном одиночестве. Семья состоит из отдельных людей, между которыми существуют отношения. Отношения между членами семьи – особые, они отличаются от отношений между друзьями, коллегами, учителем и учеником, врачом и пациентом. Главная их особенность – родственность, связь через «одну кровь». Даже муж и жена, не являясь кровными родственниками, соединяются через детей и через «одну плоть».  Родственники особо близки друг другу: если с другом связь может становиться короче или длиннее, друг может превращаться в приятеля или наоборот, то внутри родственной системы ее члены чаще всего предполагают наличие стабильной связи: «Я ожидаю, что ты мне поможешь, когда я буду нуждаться в тебе». Причем, часто подразумевается не только материальная помощь, но и психологическая. В последнее время все чаще целью создания семьи является не выгода ведения общего хозяйства, не рождение детей, а эмоциональная, душевная близость между супругами. Здесь важно учитывать следующий факт: если раньше психологическую поддержку человек мог получить от многих людей (деревня, род, многопоколенная семья), то сейчас часто рядом находится всего один человек – супруг. Именно на него ложится весь груз ожидания психологической близости. И именно поэтому эмоциональный разлад с партнером, конфликты с ним (громкие или тихие), отчуждение имеют такое большое значение для нас.

     Почему мы так зависимы от того, есть эта близость или нет? Ответ на этот вопрос дает теория привязанности английского психиатра и психоаналитика Джона Боулби. Джон Боулби родился в Англии в аристократической семье. Прошел сначала традиционный путь воспитания мальчиков из высшего общества, затем сделал оригинальный шаг: устроился волонтером в школу для трудновоспитуемых детей. Вследствие этого опыта стал психиатром и психоаналитиком. Долго наблюдая за поведением маленьких детей в критических ситуациях (в больницах, где дети находились без родителей, в приютах, куда попадали дети, разлученные с родителями войной), Боулби пришел к выводу, что детям присутствие родителей жизненно необходимо, без него они могут страдать и даже умереть (Боулби вместе с молодым социальным работником Дж.Робертсоном снял фильм «Двухлетний ребенок в больнице», в котором очень ярко показаны ужас и отчаяние маленькой девочки, оставленной мамой в больнице) . Размышляя над тем, почему это происходит, он увидел в таком положении дел результат эволюционных процессов: разлученный с взрослым младенец неизбежно погибает, а подросший малыш гораздо легче становится добычей хищников или жертвой несчастного случая, находясь же рядом с взрослыми, он получает их защиту. Именно поэтому у детей существуют привязывающие модели поведения (attachment behaviors): жесты, звуки, другие сигналы, которые привлекают взрослого к младенцу, а также внешний вид младенца таков, что вызывает у взрослого желание быть с ним рядом (другие, чем у взрослого, пропорции тела, его мягкость, особый нежный запах). Но не только малыш влияет на взрослого, личностные особенности самого ребенка формируются в зависимости от того, как с ним взаимодействует взрослый. Мэри Айнсворт, канадская ассистентка Боулби, разработала эксперимент, который позволил выделить четыре типа поведения, отражающие типы эмоциональной связи – привязанности. Эксперимент «Незнакомая ситуация» заключался в следующем. Исследователь приглашает мать с ребенком в незнакомое помещение. Затем заходит незнакомка, у которой инструкция поговорить с матерью, а затем поиграть с ребенком. Вскоре мать выходит из помещения, оставляя ребенка с другим человеком. Незнакомка при необходимости утешает ребенка. Через несколько минут мать возвращается в помещение. Затем действия повторяются несколько раз с некоторыми изменениями. Большинство детей сильно расстраиваются, когда видят уходящую мать, плачут, бросают игрушки, в которые до этого играли. Но некоторые быстро успокаиваются и восстанавливают контакт с матерью, когда она возвращается; они вскоре восстанавливают игру, периодически убеждаясь, что мать рядом. Такие дети в целом верят, что мама будет поблизости, если понадобится. Другие дети долго беспокоятся после возвращения матери, с трудом идут на руки к ней, иногда даже бьют ее, но при этом цепляются за мать; они не могут вернуться к игре, долго плачут и остаются тревожными. Третья группа детей на уход матери внешне реагирует спокойнее, такие дети, когда мама возвращается, не идут к ней навстречу, отстраняются от нее. Исследования позволили установить связь между поведением детей и психологическими особенностями их матерей. Мамы детей из первой группы – более мягкие и отзывчивые, из второй – непредсказуемы в поведении, из третьей – более холодные и иногда пренебрегающие. Эти эксперименты позволили зафиксировать влияние поведения матери на способ переживания ребенком разлуки с ней. И еще раз подтвердили, что у детей есть врожденная потребность в эмоциональной связи с близким взрослым.

     Боулби не дожил до второй волны всплеска интереса к теории привязанности, теперь уже в связи с отношениями между взрослыми. Хотя сам был уверен в том, что с возрастом потребность в близости никуда не исчезает (см. его исследование с участием вдов после Второй мировой войны, которые демонстрировали поведение, схожее с поведением беспризорников). Именно эта потребность лежит в основе желания взрослых создавать отношения. Мы привыкли к высказываниям о том, что зрелый человек не нуждается в ком-то. Однако Боулби говорил об «эффективной зависимости», о том, что способность обращаться за эмоциональной поддержкой и принимать ее является источником силы, а не признаком слабости. Уже стали общедоступными сведения о том, что люди, находившиеся в браке, живут дольше. Но и факт, что люди ищут отношений, стараются объединиться в пары, является очевидным (даже большое количество разводов парадоксально говорит о том, что люди имеют потребность в отношениях). Американские социопсихологи Фил Шейвер и Синди Хазан продолжили исследования Боулби с взрослыми. Они задали мужчинам и женщинам вопросы про их отношения, и получили ответы, в которых говорилось о том, что партнеры скучают и тревожатся в разлуке друг с другом, нуждаются в уверенности, что партнер придет на помощь в трудной ситуации, что поддержка партнера позволяет легче справляться с трудностями в других областях жизни, например, в карьере. Также в этих ответах содержались сведения о том, как партнеры налаживают отношения после размолвок друг с другом. Если человек имел уверенность в надежности отношений с партнером, то контакт восстанавливался достаточно легко. Если же были сомнения, то приходила тревога, раздражительность, люди старались контролировать ситуацию и партнера, или отстранялись от другого. Это было очень похоже на те результаты, что получила Мэри Айнсворт при изучении привязанности маленьких детей. Далее было проведено множество различных исследований, касающихся привязанности взрослых людей. Все они подтвердили, что уверенность в надежной и безопасной эмоциональной связи между романтическими партнерами является основой для счастливой, устойчивой жизни, источником силы для обоих партнеров. Сью Джонсон, канадский психотерапевт, один из авторов эмоционально-фокусированного подхода в работе с парами, приводит наиболее значимые результаты этих исследований. «1. Чувство безопасности, которое обеспечивает нам эмоциональная близость и уверенность в надежности партнера, помогает людям легче принимать и оказывать поддержку…». «2. В безопасных близких отношениях мы легче переносим и разрешаем неизбежные конфликты и ведем себя менее враждебно, разозлившись на партнера…». «3. Надежные и прочные отношения с любимым человеком укрепляют веру в себя, ...имея надежный тыл, мы лучше себя понимаем и больше себе нравимся». «4. Чем ближе и надежнее партнер, тем самостоятельнее и независимее мы сами…». Более 25 лет работая с парами, Сью Джонсон пришла к выводу: пары конфликтуют не из-за того, что не умеют общаться, спорить, а потому что нуждаются в близости друг с другом. Их конфликты – это сражение за настоящую многогранную близость друг с другом. Именно это стало основой ее практики и позволило вернуть мир во многие семьи.

     Эти положения лежат в основе работы с конфликтующими и отчужденными партнерами многих семейных психотерапевтов. Недавно в России вышел перевод книги Сью Джонсон, адресованной не специалистам, а самим парам. Она называется «Обними меня крепче» (М., «Манн, Иванов и Фербер», 2018). Материалы этой книги использованы в данной публикации. Книга содержит много идей и практических рекомендаций, полезных для тех супругов, которые озабочены качеством своих отношений. Некоторые идеи этой книги, возможно, мы обсудим в наших следующих публикациях.

Share on Facebook
Share on Twitter
Please reload

This site was designed with the
.com
website builder. Create your website today.
Start Now